Второй гвоздь в крышку гроба яхтенного туризма. Любителям ходить под парусом остался один пункт пропуска

Вопреки заявлениям властей Петербурга и Ленобласти о желании развивать яхтенный туризм, граница для любителей парусов постепенно захлопывается. На Сайменский канал «морских» не пустят, пункт пропуска в Выборге маломерным судам в новом сезоне тоже не светит.

Второй гвоздь в крышку гроба яхтенного туризма. Любителям ходить под парусом остался один пункт пропуска

Когда летом 2018 года в Выборге убрали причал для таможенного и пограничного оформления маломерных судов, яхтсмены заявили, что забит первый гвоздь в крышку гроба яхтенного туризма. И вот второй – яхты, идущие в Финский залив или из него через границу, в новом навигационном сезоне перестанут оформлять и на шлюзе №5 Пялли, где проводится погранконтроль на Сайменском канале.

Только во внутренние воды Финляндии или 80 миль без остановки

ActionTeaser.ru — тизерная реклама

В официальном письме Санкт-Петербургскому парусному союзу глава регионального ПУ ФСБ Сергей Дорофеев ссылается на то, что практика «не коррелируется с видом сообщения, разрешённым Соглашением между правительствами РФ и Финляндии о пунктах пропуска через российско-финляндскую границу от 11 марта 1994 года». «Фонтанка» отправила ПУ ФСБ запрос с просьбой разъяснить отказ оформлять идущие в Финский залив яхты в Сайменском канале, но к моменту публикации ответ так и не был получен.

Любителям походить под парусом, которые раньше «отмечались» в Выборге, после того, как там убрали понтон, позволили в качестве некоего компромисса проходить погранконтроль в Пялли. Причем назвать это удобным никак нельзя – чтобы подняться по Сайменскому каналу из Выборга на 40 миль до границы и обратно, требуется 8–9 часов. Теперь этот путь открыт только тем, кто идёт во внутренние воды Финляндии.

У маломерных судов остался один-единственный вариант – пункт пропуска в Большом порту Петербурга (форт Константин). После того, как российские пограничники поставили штамп на выезд из РФ, яхте запрещено причаливать к берегу, пока её хозяин не получит штамп у финнов. И наоборот. Длительный переход между российским и финским пунктами пропуска длиной в 80 миль может быть очень опасным и изнурительным – ведь это минимум 1,5 суток с неизбежным захватом ночи.

Второй гвоздь в крышку гроба яхтенного туризма. Любителям ходить под парусом остался один пункт пропуска

В полном недоумении пребывают те, кто держит свои яхты в Выборге, – получается, что им перед отправлением за рубеж для оформления придётся идти в Петербург.

Виктор Матушкин хранит своё 7-метровое парусное судно в посёлке Советский. Во всём районе таких, как он, десятки. Летом Виктор планировал пойти на полторы недели в Финляндию, но перспектива потратить пол-отпуска на процесс получения штампов разрушила план отдыха.

«После закрытия пункта пропуска в Выборге было так: поднялись до пятого шлюза, отметились, спустились, прошли мимо Выборга – и на Сантио (финский ПП. – Прим. ред.). Крюк, конечно, но не смертельный, т. к. путь идёт по тихому, закрытому от ветра и волны каналу, – поясняет Матушкин. – А теперь топай в пункт пропуска на форте Константин, что в Кронштадте, и только потом на Сантио, а это крюк в 2–3 дня по открытой воде, чтобы оказаться примерно в тех же координатах, откуда ты выходил. Многое зависит от ветра и времени прибытия в пункт пропуска – на ночь он закрывается», – печалится Матушкин.

Удар по международному туризму

Пока Петербург лелеет планы о развитии яхтенного туризма, перед потенциальными иностранными гостями под парусом захлопывают двери. Если раньше финны, привыкшие к наличию марин у себя и в Эстонии через каждые 30 миль (эта дистанция считается комфортным переходом), могли приходить хотя бы в ближайший Выборг и даже лелеяли мысль о свободном посещении полузакрытых островов, то теперь об иностранных гостях точно можно забыть.

«Я поражён [отказом пограничников оформлять идущие в Финский залив маломерные суда на шлюзе Пялли]. Массовые яхтсмены не пойдут сто миль от/до финского пункта пропуска Хаапасаари [до/от Кронштадта]», – говорит президент общественного объединения «Санкт-Петербургский парусный союз» Сергей Алексеев.

Учитывая, что летом на период проведения матчей Евро-2020 обещают закрыть воды, иностранцы, рискнувшие добраться до Северной столицы, и вовсе могут попасть в неприятную ситуацию.

«Из Хельсинки или Таллина, спустя сутки, мокрый, холодный, голодный к нам придёт, а ему скажут: “Иди обратно”», – иронизирует Алексеев.

По его словам, в 2019 году в Петербург пришло всего 70 иностранных яхт, в то время как в Хельсинки – около 10 тысяч, в Петербурге три яхт-клуба, в Хельсинки – 40. В Финляндии обычно «парусят» семьями по 3–4 человека, с детьми и собаками, и на сложный переход до Петербурга решатся немногие.

«Закрытие пункта пропуска (прекращение оформления маломерных судов в Выборге. – Прим. ред.) уже нанесло серьезный удар по яхтенному туризму (в частности международному) в регионе Восточной Балтики, что входит в противоречие с намерениями правительства по дальнейшему развитию туризма. Статистика судозаходов маломерных судов ежегодно демонстрирует стремительное уменьшение количества гостевых яхт в регионе. Чем дольше будет сохраняться существующее положение, тем сложнее будет вернуть веру мирового яхтенного сообщества в серьезность наших намерений развивать яхтенный туризм в регионе», – считает Владимир Иванкив, член президиума Санкт-Петербургского парусного союза и представитель восьми международных яхтенных организаций.

Сложившаяся ситуация заставляет отказываться от путешествий за рубеж и петербуржцев, которые передвигаются на небольших яхтах и не хотят рисковать на длинной дистанции от Кронштадта до финского пункта пропуска.

«Мысль о том, что яхты – развлечение исключительно для элиты – глубочайшее заблуждение. Как правило, под парусом ходит средний класс. По примерным оценкам, в нашем городе регулярно этим занимаются 5 000 человек. Из 2 000 членов Санкт-Петербургского парусного союза лишь примерно 70 – люди с достаточно высоким заработком, большинство – это студенты, рабочие, инженеры. Те, кто любит парусный спорт и не могут без него жить», – поясняет Алексеев.

Длинный переход смогут потянуть либо профессионалы, либо владельцы более крупных и дорогих судов.

Президент союза считает, что отсутствие возможности комфортно пройти паспортный контроль заставит петербуржцев и жителей Ленобласти, которые предпочитают путешествовать на своём судне за пределами России, держать яхты в Финляндии, а любители, возможно, будут чаще ездить в Турцию, где на неделю шесть человек могут снять яхту за 400 евро с каждого.

Пишите письма

Как ранее писала «Фонтанка», и последний оставшийся пункт пропуска для идущих в открытые воды яхт, который работает в Кронштадте с 2013 года, изношен более чем наполовину. Из-за ограниченности территории там нельзя ставить на долгосрочную стоянку и обслуживать маломерные суда, говорится в документах.

Позицию пограничников и администрации Сайменского канала, оставивших возможность поставить штамп о прохождении границы только тем яхтсменам, которые идут во внутренние воды Финляндии, выборгские судовладельцы объясняют трудностями с оформлением только что купленных яхт. Россияне по выгодной цене покупают суда в Швеции, а ведомства якобы «не хотят» проводить таможенную очистку (в народе – «растаможку») на входе в Сайменский канал, где находится таможенный пункт «Брусничное». Это вполне объяснимо – длительная стоянка на построенных для больших судов в 1960-х годах причалах небезопасна: когда шлюз наполняется, вода немного уходит, а когда снова идёт подъём, яхта может «поднырнуть» под причал и затонуть.

Организация полноценного пункта пропуска для маломерных судов и яхт в Выборге могла бы решить проблему. Росморпорт, Росгранстрой, таможенники, пограничники и яхтсмены не могут прийти к взаимопониманию уже несколько лет. Любители ходить под парусом обвиняют федеральные власти в «нежелании повернуться к людям лицом», ведомства ссылаются на небезопасность стоянки маломерных судов в порту, где ходят крупные пассажирские и грузовые суда. Причиной запретов называют желание ликвидировать «бардак».

«Постановление правительства №1208 от 15 ноября 2014 года напрямую запрещает принимать маломерные суда на территории грузо-пассажирских портов. Почему-то те, кто занимается парусным спортом, этот документ игнорируют. В конце декабря мы наконец-то получили первый причал в аренду у Росморпорта и сейчас готовим в Минтранс письмо с предложением — каким образом, не нарушая постановление, можно оформлять по временной схеме яхты в порту», – говорит гендиректор ООО «Порт Логистик» (оператор порта Выборга) Ольга Ансберг.

По её словам, первоочередная задача – решить вопрос с проштамповкой паспортов, но для растаможивания новых яхт необходимо выделить место, где могли бы стоять несколько дней, не мешая основному трафику.

В октябре 2019 заместитель министра транспорта России, руководитель федерального агентства морского и речного транспорта Юрий Цветков поручил принять меры, чтобы возобновить контроль маломерных судов в Выборге, однако по результатам совещания в Москве было заявлено, что в сезон навигации-2020 оформлять яхты по-прежнему не будут из-за «отсутствия возможности».

Яхтсмены Выборга на прошлой неделе отправили коллективное письмо в новое правительство РФ с просьбой решить проблему и открыть им пункт пропуска в Выборге. Санкт-Петербургский парусный клуб, в свою очередь, намерен попросить решить вопрос с пунктами пропуска для яхт помощника президента РФ и экс-министра транспорта Игоря Левитина.

Справка: за период летней навигации с 17 мая по 14 сентября 2019 таможенный контроль на Сайменском канале прошли 426 маломерных судов, что на 17% больше, чем в 2018-м. Из них 123 – иностранные, 229 – российские, 74 – купленные за рубежом.

Яна Пруссакова, «Фонтанка.ру»

Источник: news-ria.ru

Leave a comment

  • шесть + два =

  • Мы в соцсетях

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях и будьте в курсе самых выгодных предложений по покупке авиабилетов, бронирования отеля или аренды автомобиля!

gtag('config', 'UA-135289483-1', ); Яндекс.Метрика